English version
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная Статьи | Регистрация | Вход
Меню сайта


Случайное фото



Отчеты
Варшава-Аустерлиц-2005
Пултуск-2006 (2 - продолжение)
Пултуск-2006 (1)
Морман (Франция) 20-21 мая 2006 г.
Пултуск-июль 2005
Вохна-2005
Архив
Бал
Гданьск-2005.Gdansk2005
Смоленск-2005.Smolensk-2005
Цеханов-2005.Cehanov-2005
Малоярославец-2005
Аустерлиц-2005. Баталия
Ольшинка Гроховска. 25.02.2006
Anniversary of the regiment


Статьи
ВЫСОЧАЙШИЙ МАНИФЕСТ, О ПРИНЕСЕНИИ ГОСПОДУ БОГУ БЛАГОДАРЕНИЯ ЗА ОСВОБОЖДЕНИЕ РОССИИ 25.12.1812 г.
MILITARY-HISTORICAL CLUB "OTETCHESTVO "
Warshaw – Austerlitz 2005
Manifesto praising the God Almighty for delivery of Russia from the enemy’s invasion, 25 December 1812
Марш Лейб-гренадерского полка
Дневник лейб-гвардии Гренадерского полка за кампанию 1877-78 гг.//
Сборник материалов по русско-турецкой войне 1877 – 1878 г.г. На Балканском полуострове. Вып. 59. - Спб., 1906.
Smolensk-2008
СРАЖЕНИЕ ПРИ МАЛОЯРОСЛАВЦЕ 12 (24) ОКТЯБРЯ 1812 ГОДА
СРАЖЕНИЕ ПРИ МАЛОЯРОСЛАВЦЕ 12 (24) ОКТЯБРЯ 1812 ГОДА


Мастерская
Наука штыкового боя
Раскрой дамского платья
Шьем сами.
Выкройки
Рекрутская школа
Мои любимые куколки.
Валутино (Лубино) 2011


Главная » Статьи » Russian » Статьи

«Бойцы вспоминают минувшие дни…» II ч.

Воспоминания бессменного командира нашего клуба Александра Васильевича Гапенко.

Часть II.

«Бойцы вспоминают минувшие дни…»

 

Глава 8. «Бойцы вспоминают минувшие дни...»

Общую картину надо дополнить рассмотрением отдельных событий. Следующим большим выездом было «Ватерлоо -180 лет, 1995 г.» Готовились к нему основательно, набралось народу на 2 автобуса – из Питера и из Москвы. По московскому я был старшим, и оформлял все бумаги, в т.ч. и на питерцев. Тогда, как и сейчас, существовала проблема провоза через границу нашего железа, тем более, что это был 1-й выезд на автобусах за границу. Приехали на погранпункт в Бресте. Тогда весь пункт состоял из одного большого помещения с длинным столом, разделенным зеленой полосой – слева наши, справа – поляки. Все наши выстроились в очередь, я с женой и детьми (9-и и 11 лет) – самый первый. Подаю сопроводительные бумаги нашему пограничнику, он их читает, и тихонько офигевает – вместо привычного набора проезжающих – водка, сигареты и т.п. – ружья, клинки, пушка… у меня справка из ГИМа, что все это – копии, не имеющие никакой ценности. Он открывает мою сумку, а там сверху пистолет кремневый лежит, рабочий, кстати. Пограничник  берет его и пытается «разломить», как ракетницу, и спрашивает у меня, как он работает. Что и куда меня  клюнуло, не знаю, но я на сплошном кураже – терять то все равно нечего,  ему и говорю – «у нас в Москве менты – гады, все портят,  вот смотри -  (показываю ему запальное отверстие) дырку просверлили,  затвор заглушили (показываю винт в казенной части, который пробку ствола держит), так что   кроме как пугать старушек, это ни на что не способно». Пока я все это говорил, сзади меня стояла гробовая тишина…  А остальное?-  спрашивает пограничник. Я достаю детское ружье – приклад от СКСа, алюминиевая труба и алюминиевый замок – вот, пожалуйста… Все такие? В общем да, говорю, некоторые, правда, внешне получше сделаны. Дальше он открывает сумку жены, там  поверх нижнего белья лежит охотничий ножик длиной 40 см. Зачем вам это? Моя не моргнув глазом: на биваке колбасу резать… Дальше он открыл сумку у детей, а там поверх всего лежит пара взрывпакетов и сигнальные мины…  А это? Понимаете, говорю, вот они нас атакуют, мы-то стрелять то не можем, что делать? а тут берешь, поджигаешь, и в них! бабах!!! Во кайф! Пограничник  смотрит на меня и понимает – это клиника, ну их всех на…й!  Зовет польского  коллегу; они, правда, то же это все наблюдали чуть издали.

Подходит пан и так свысока  меня спрашивает: вы это в Польшу везете? да нет, мы в Бельгию… Польшу это не интересует! И польский пограничник  гордо удалился…  После этого наши начали быстро отштамповывать наши паспорта, поляки тоже  зашевелились и через час мы уже прошли границу. На польской территории ко мне подошли командиры (Гришунин,  Соколов, и другие) ну, блин, Гапенко, за такие шуточки убить можно… Все это не юмор! свидетелей полсотни человек.

По поводу Ватерлоо 1995. Конечно 5  тыс. реконструкторов – это кое-что. Фейерверк – супер! пляски на столах и шотландские волынки – нечто! Но! Когда пороховой дым (ветра не было) стоял сплошной стеной на высоту 1,5-2 метра,  в последнюю атаку пошла Старая Гвардия. И вот, из порохового дыма, выплывают только знамена и султаны – остальное скрыто в дыму… Грохочут барабаны…  Реально описать это невозможно. Это надо прочувствовать.  Еще момент. Стоим с пруссаками, ждем команды.  Напротив,  метрах в 50 – французы. Там началось какое-то шевеление, один «френч» вышел из строя, плюхнулся в траву и пополз (типа лазутчик) в нашу сторону; через каждые 5-6 метров он высовывался и, вроде как бы наблюдал из-под ладони за нами. Один из пруссаков «узрел» сие в подзорную трубу, поворачивается и отдает команду. Из строя выходит  5 солдат с каменными лицами и какой-то офицер. Команда - ружья навскидку-пли! Гремит залп, над травой появляется дрыгающаяся в конвульсиях нога «френча». Звучит другая команда и расстрельный взвод с каменными лицами встает в строй. Все довольны. Так же смешной момент – маршируем по улочкам Ватерлоо, идет подразделение во французской форме и вдруг: «Я вам русским языком говорю – порте возарм!» Оказалось  наш, Павлов А. из Москвы.  Остальное – Брюгге, Париж, и проч. можно прочитать в любом путеводителе.

В этом же году поехали на Аустерлиц – тоже юбилейная дата. Мы были первым клубом из России,  кто туда дорожку протоптал (по моему приглашению оформились все остальные). Что поразило: количество чешских клубов пошитых на Русскую армию и качество работы. Все команды на Русском. Приятно. Мы были расквартированы в Брно в выставочном центре. Вечером к нам в комнату пришли два чеха – один с трубой (типа альт),  другой с 2-я литровками рома. Где-то в 5-м часу (ночи? утра?)  соседи  взмолились о пощаде, т.к. то, что мы делали, назвать песней можно было только в состоянии тяжелого алкогольного отравления, но нам было хорошо.

Что еще вспомнить? Ну, Прага – это Прага, пошли к парламенту, там караул стоит. Наш женский коллектив – моя жена и еще одна девушка пошли фотографироваться с караульным. Тот (с дури) начал  сопротивляться  – мол, не положено, отойдите! Тогда я подошел к нему и рявкнул:  как стоишь!! РРРазговорчики в строю! Наряд захотел!? парнишка, бедный побледнел, А я на него: Стоять! смирно! девочки, фоткайтесь! Молодец! Благодарю за службу! Бедняга передо мной  по стойке «смирно, на караул» застыл. Мне стало его жалко, и я «прекратил это безобразие». Затем мы разошлись – у меня были дети – мой сын и сын одного  чиновника (он нам организовал денежку на эту поездку), они устали. Отдохнув, мы пошли к автобусу, и, о, ужас! его нет! оказывается, его перепарковали в другое место, но куда? Я нашел отдел полиции, и предъявил им удостоверение  Нач. народной дружины  ЮВАО г. Москвы. Выручайте ребята!  Я ваш коллега! Дежурный вызвал какого-то  Янека,  этот, говорит, что угодно где угодно найдет! и действительно, буквально через 5 минут Янек высвечивает фонарем: «ваш автобус?»  Молодец!

Запомнилось еще вот что. Уже едем домой, вдруг навстречу нашему автобусу (разделитель полос закончился примерно через 30 км на перекрестке) вылетает «Мерседес»  и бьет нас в левое заднее колесо. Фишка в том, что наши водители  были «с запахом», и общение с полицией им было противопоказано. Но оформлять было надо, по-любому. Приехали полицаи, посмотрели. Кто старший? Я, - говорю. Поехали с нами. А водители? (водители  вжались в сиденья). Нам все ясно, они не нужны. Глубокий вздох облегчения. Вернулся с актом, спокойно едем дальше. Проехали сотню км и снова – на обгоне авто разворачивает перед самой мордой автобуса, оно врезается задом в отбойник, и со всей дури в то же колесо – трах! Водители выскакивают, хватают монтировки – натурально озверели – и  к машине. А из окна торчит рука с несколькими купюрами – ребята  посмотрели, взяли, и мы поехали к границе.

А там новый прикол – с 1-го декабря поляки ввели какие-то новые правила перевозки товаров, всех проверяют, что называется «до последнего винтика»,  очередь на несколько километров.  За 3 часа продвинулись на 2 автобуса,  караул  конкретный, у нас через 5 часов  виза кончается, а нам до территории таможни при таком положении добираться наверно сутки, не меньше. Я рысью к польским таможенникам – панове, выручайте! Товаров нет, только 40 пьяных рож, время в обрез! Показал наши бумаги. Те согласились, «только, как вы к нам проедете? кто вас без очереди то пропустит!» Ну а вот  это запросто! У меня в группе было человек 5 под 2 м ростом  и весухой за 100 кг; вытащили ружья, примкнули штыки и вперед перед автобусом! Жалкие попытки сопротивления пресекались – пару раз из автобуса вываливалась группа поддержки 10-15 чел. с тесаками и вопросы как-то сами собой решались. Польские пограничники  удивились, но,  как и обещали, все оформили в темпе.

 1997, выезд на Корсику. Впечатлений масса, но запомнилось несколько эпизодов. Поведение представителей Северной Африки. Город Марсель,  идет перед нами тип в бурнусе, на секунду присел, вроде как шнурок завязал, встал, идет дальше, а на асфальте посреди улицы – свежая куча г..на. Н-да, нравы… Плывем из гавани в сторону Корсики, закат, легкий туман – и из него  проявляется замок Иф! все как ломанулись  на правый борт, паром чуть не перевернулся. Но вид!!! Повторяю -легкий туман, закат, и из всего этого выплывает замок ИФ… Аж на слезу пробило… Встретили, разместили хорошо. Огромное количество разнообразных цветов, цветущих кустарников, деревьев! Весь остров сплошной цветник. Красотища! Удивил местный фрукт – что-то вроде нашего абрикоса, но с 3-я косточками. В столовках вино 3-х сортов (белое, розовое и красное) в свободном доступе, бесплатно. Местное население постоянно подчеркивает – мы не французы, мы корсиканцы! Оговорки на эту тему нам прощали, как малограмотным, не знающим местных обычаев, но так, что было понятно, другим за это бошку отвернут. Наполеон (Боня), там и царь, и бог, и воинский начальник. Аяччо город маленький, а памятников Наполеону несколько. После парада пригласили командиров (кроме нас там были чехи, немцы, австрияки, испанцы и пр.) в приемную главноуправляющего всей этой Корсикой. Зал под 70 м2, в одном углу мы, человек 20, посередине местная власть – где-то 10 -15 чел., а в углу аккурат напротив нас буфетная стойка, на ней кроме всего-разного, здоровенный поднос со льдом, а в нем бутылки с шампанским и еще с чем-то. На улице, на минуточку – 35 жары, мы все – по полной выкладке, мундиры-кивера, все застегнуто… власть местная – в легоньких  рубашоночках,  бермудах и сандалиях… и начинается официоз – каждый из них выступает минут на 5-10, радуются, что мы приехали и т.д. У нас в горле сушняк, пот течет, немец рядом со мной глаза закатил – «шайзе, шайзе...».

Где-то минут через 35-40: а теперь дадим слово нашим гостям! Соколов подошел и тихо так: кто скажет больше двух слов - убью. Кроме Соколова (был краток, как никогда), выступил один немец – от лица всей Европы и я, как представитель России. Когда я говорил, ощущения были будто во рту горсть горячего песка. Соколов тихо на ухо: к буфету идите тихонько, держите лицо!  Подошел я к бару, бармен радостный такой, что-то защебетал и налил мне бокал шампанского; шампанское  попузырилось  и осело, оказалось на дне полпальца жидкости. А я слова сказать не могу – челюсти свело, от сухости язык задубел. Молодец Соколов, увидел это, говорит бармену – Это русские, им до краев! И мне доливают холодного шампанского  до краев 500 гр. бокала…. и при жаре +35 это в пересохшую глотку!! Блаженство… Еще яркий момент. После баталии корсиканцы устроили на площади  барбекю из десятка целиком зажаренных на вертеле баранов. Мы, естественно, захватили себе одного, и тут выяснилось, что столовыми приборами были пластиковые ножички  и вилки (как в самолетах). Запах идет – слюни текут, и в ход пошли шпаги, сабли, тесаки. Штык, как оказалось, отлично заменяет вилку… Что творилось на площади – пером не описать.

 Ежегодные Бородинские баталии, М.Ярославские и прочие реконструкции за период 1996-2005 пропускаю – ничего особенно запоминающегося, все  как обычно. Вылезла одна проблема, до сих пор не решенная – совпадение по срокам ЕББ и Дня города Москвы. Давно шел разговор, проводить ЕББ по старому стилю – в последние выходные августа, во-первых, не начался учебный год, во-вторых, в это время дожди редкость и вообще теплее ну и День города тоже не пустяк.

 2006 г. ЕББ. Приехали на поле к 8 утра в субботу. В указанном к размещению месте мокрая трава по пояс, дров нет, досок (для поддона палатки) нет, сена нет, воды нет, коменданта нет, руководство музея все куда-то исчезло – во всяком случае, его никто из участников (не только я) не видел… Грязи по колено. К 16-00 кроме Соколова, который тоже ничего не знал, больше никаких «организаторов» я не обнаружил. Основная масса участников тупо «употребляла». Встретил Кудряшова – радостный такой – «я  уже сижу в этой грязи неделю», чего радоваться? Посоветовались и решили ехать по домам. Тут я обнаружил-таки Золотарева (из музея), что за дела, спрашиваю? Где обещанное (на руках договор Музея с МВИА и Соколовым, что все условия будут)? Тот заюлил, мол, что-есть, то есть, больше ничего  не будет, а за договор он не ответчик – мало ли что там кто-то с кем-то заключают. Мы плюнули и уехали по домам. Я написал директору Черепашенцу  письмо с просьбой объяснить ситуацию с невыполнением условий. Получил ответ – «Скажите спасибо, что вас всех вообще бесплатно пускают на поле», ну и много еще в таком же духе. Вот тогда я и ему написал, что пока такая гнида как он у руля, моей ноги здесь не будет. Своим бойцам я не запрещал, кое-кто приезжали и становились в разные полки.  Воспользовавшись этим,  Валькович и его команда,  тогда и  распустили  слух, что это они меня туда (на поле) не пускают. Было бы интересно посмотреть, как это у них бы получилось. Ну да бог с ними, убогими.

 2007 – 2011 гг. Каждый год скандалы, ЕББ все хуже, Черепашенец  дорулил до точки, появились ребята из ОБХСС (или как они сейчас называются). В первой декаде юбилейного года 2012 г. собирают всех в Даниловском на общий сбор, пригласили и меня. Речь Вальковича меня  возмутила. Он абсолютно серьезно  сказал : «музейщики, администрация М.О,  МинКульт считают нас за придурков, ряженых, нас ни в грош не ставят, но МЫ ДОЛЖНЫ максимально принять участие в ЕББ, т.к. это юбилей и им (т.е. администрации) это нужно.».  Далее он ознакомил нас с условиями нахождения на поле, организации лагеря – условия – почти ГУЛАГ. К этому добавилось то, что похерили ранее утвержденный план самой баталии,  мы, мол, «на поле выйдем, а там как пойдет». Ситуация была такая, что даже если это сбудется наполовину, лучше остаться дома, тем более, что идти туда, где тебя за придурка и ряженого держат – нет уж, увольте. Нервы беречь надо. Мы (я был с женой и сыном) уехали домой, обдумали все и сообщили всем членам клуба, что лично мы не едем, остальные как хотят (захотело 2 человека). Через некоторое время я узнал, что Валькович меня уже назначили командиром одной «армии». Пришлось официально писать отказ. По отзывам  участников, бывших там, я принял правильное решение.

И что бы покончить с этой темой. В 2013, 2014, 2015 меня на ЕББ приглашали, но просто не сложилось (в 2013 уехали на Кульм, в 2015 я сильно промок на Дне города накануне и не рискнул), члены клуба на поле выходили.

 М.Ярославец  Валькович и Ко тоже довели до ручки. Последний раз (2014), когда мы туда ездили, мало того, что был полный бардак с размещением и питанием, так, когда уже вышли на поле и выстроились, нам сообщили, что «администрация изволит пребывать на банкете, надо ждать часа три их явления». Моя группа развернулась и ушла. После этого, мы приняли решение – если где торчат «уши Вальковича», участия не принимать.

 В 2008 г.  вновь проявился Смоленск. После 2005 местную власть посадили  (какие-то темные дела, к нам не относящиеся), и вот через 3 года решили начать по новой. Засветился т.н. «Фонд Примирение»,  который решил поднять эту тему. Мы с женой взялись за работу, если в 2008 было 25 чел., в 2009 – 250,  то в 2010 – 11 гг. уже до 900 чел. участников, в т.ч. из Белоруссии, Литвы, Латвии, а в 2011 и консул французский прибыл.

На заседании в управе Смоленска было решено на юбилейный, 2012 г. размахнуться по максимуму. Мы с головой ушли в работу (в течение полного календарного года). Где-то за месяц до начала мероприятия, когда ВСЯ подготовительная работа практически была уже сделана, мне звонок от Вальковича: «Вы молодцы, мы вам поможем». Еле отказался, до того он настырный был. Когда все уже сверстано, помощь решили оказать, вот спасибо! Затем узнаю, что от него целая делегация в Смоленск прикатила. Посыл был следующий: Кто такой Гапенко? Кто его знает? А вот мы к министру культуры без доклада, когда хотим,  а МВИА – Международная организация, то, что вам нужно и т.д. и т.п.,  Соколова надо гнать поганой метлой – у нас свой Французский генерал,  получше – Рощин, а  если «клан» Гапенко  уберете, то к вам народу в 10 раз больше приедет. Они сразу промахнулись – мероприятие проводила Администрация области, а не города, поэтому их пассажи пришлись по душе только Фонду «Примирение», а они уже ничего реально изменить не могли.  Была попытка убрать Соколова, и пригласить Вальковича  хотя бы «как почетного гостя», но она провалилась. Участников зарегистрировалось около 1200, прибыло значительно больше, не считая маркитанток и униформированных  детей. Из иностранцев (кроме Белорусов) были поляки – 140 чел., латыши - 15 чел. , литовцы 10 чел. Возможность приглашения большего количества иностранцев была ограничена финансами и неразворотливостью местной  администрации.  Приглашение для получения виз тем же полякам   Администрация Смоленска   прислала за 3 (три)  дня до их отъезда, их приезд мог бы сорваться,  если бы моя жена заранее не подсуетилась и не  решила все визовые и прочие организационные вопросы сама, т.е. к моменту получения вызова от администрации  Смоленска,  у поляков уже были оформлены визы.  Так и по другим вопросам: объясняешь местным как, куда и в какой форме надо писать официальные письма – они делают по-своему, типа «чего нас эти из Москвы учат, мы сами умные», в результате чего моей жене (она в основном и вела всю канцелярщину) приходилось все переделывать, а это время, задержки…

Моя жена находилась там со среды; а в четверг с утра (я еще не приехал) ей сообщили, что вся комендантская служба, к которой она подготовилась и сформировала команду,  переходит к представителю Фонда и его команде (кто такие, я так и не узнал). Как я понял, Фонд (Шаргаев, Ясинский) решили отодвинуть нас и самим собрать все бонусы, т.к. предполагалась большая делегация из Госдумы и аппарата президента  и делиться  почестями (и возможно наградами)  с нами им не хотелось…. Как прошла Смоленская баталия и жизнь в лагере – описывать  не буду – это  отдельная книга воспоминаний. Кто был – помнит! Мы решили отдохнуть по такому случаю. Результат был ожидаемым – комендантская служба Фонда провалилась. Сами понимаете – одно дело я (или моя жена) придем  с каким-нибудь поручением  или просьбой даже к  тем,  кто нас  не любит,  они  и то будут выполнять – субординация. А тут, какой-то непонятно кто, права качает. Реакция – а пошел-ка ты… В результате комендантского патруля не было, дежурных по столовой не было и т.д. учитывая количество людей началась анархия. «Организаторы» от Фонда  начал бегать за помощью к нам. Жена им на все отвечала: «видите палатку с надписью «Комендант»? все вопросы туда», а  там назначенный «комендант» сидит с ошалевшим взглядом не знающий что и как делать. Я иногда, но без «фанатизма», сглаживал некоторые моменты. Например, приходит комендант ко мне: там один поставил машину в неположенном месте, я ему на это указал, а он меня на х… послал. Я пошел, посмотрел, разобрался, машину отогнали. Вернулся к  «коменданту», говорю: тебе повезло, что тебя просто послали, пославший тебя - участник нескольких  «горячих точек», а ты на него голос повысил,  он мог просто отбить тебе башку и не заметить сделанного (правда, это действительно такой человек).  Ну и дальше жалобы аналогичные – никто меня не слушает, что делать… Ну, а учитывая, что ранее моей жене было заявлено, что мы – никто, все приезжают на Фонд Примирение, который все и организовал без нашей помощи, нашу реакцию можно представить.    Правительственная  делегация прибыла,   глава  – Чуров, поздоровался со мною персонально («товарищи» из Фонда аж позеленели),  делегация из Франции, какие-то общественные организации и прочие деятели. Баталия всем понравилась, и в последствии на заседании правительственной комиссии по Бородино было сказано, что «Бородино надо провести не хуже Смоленска». Ну, а ни мне, ни моей жене Фонд даже спасибо не сказал. Более того, мы, оказывается – отстой, позапрошлый день реконструкции, тормоз на пути прогресса, а вот МВИА – это прорыв в светлое будущее, и дело мы теперь будем иметь только с ними. Ну и хрен с вами.

Первое, что они – Фонд совместно с МВИА – провалили, это мероприятие «Дело под Красным», в октябре. Провели его так, что больше об этом и не вспоминали. В 2013 на поле приехало ок. 250 чел., в 2014 – были попытки опять привлечь нас к организации, но мы отказались, приехало участников  меньше 200, в 2015 - ок.100;  в 2015 за пару месяцев до  баталии мне позвонил Ясинский так, как будто мы только вчера расстались после хорошей вечеринки, «чего ты не приезжаешь, давай, я жду, водочки попьем,», при этом даже без намека на извинения и компенсацию наших затрат на их мероприятие (уточнять суммы не буду),  я ему ответил, что попить водочки мне есть с кем,  и не выезжая за пределы Москвы.

За этот период – до 2016 г.  прошло много мероприятий разного характера – внимания не заслуживает.  Отдельной графой надо выделить международную составляющую нашей деятельности.

Я уже кратенько описал выезды 1990 – 97 гг. После  мы уже вели большую часть «зарубежной» деятельности самостоятельно. Конечно, все члены нашего клуба во всех выездах участие не принимали – работа, семья, здоровье и прочие объективные причины никуда не денешь, я и сам, например, в Италию на Маренго не смог поехать. Многое не состоялось по разным причинам, не зависящим от нас, либо ситуация складывалась так, что я отказывался от участия,  да и финансовая составляющая, особенно последние пару лет,  играет не последнюю роль. Все выезды связаны с пересечением погранпунктов, это отдельная песня, но в основном у нас особых проблем никогда не было.

Вспомнился один случай – уже на польском КПП пришел наряд с собакой – спаниэлем, проверять на наркотики, как мы узнали, перед нами «спалилась» какая-то тургруппа, и они устроили всеобщий шмон ; а мы перед этим часа три из-за этого ждали  своей очереди, ну народ «принял и закусил», запашок соответственный. Польский  пограничник пытается этого бобика запихнуть в салон автобуса, тот всеми 4-я лапами упирается, кое-как его в салон запихнули,  он, бедный, хвост поджал и как рванет из автобуса…Поляки засмеялись, понимающе похлопали меня по плечу и ушли.

 В первую очередь надо отметить «литовскую» составляющую.  В 2003 г.  нас пригласили в Вильнюс на День города. Ехали поездом, на вокзале в Вильнюсе  был выстроен почетный караул курсантов Военной академии, все по высшему разряду. Общее отношение было очень теплым, мероприятие прошло хорошо, только опять Валькович с Соколовым  поцапались вплоть до вызова на дуэль (Валькович, как всегда, струсил). Видимо по этой причине на следующий год их не пригласили. В мае 2004 г. я получил приглашение от литовцев на  «Вильнюсские события 1794 г.». Поехали маленьким автобусом, был прицеп, куда все сложили.  До границы  доехали хорошо; наши пограничники к нашей «приблуде» не привязывались, и мы подъехали к литовскому контролю.  Вышла дама, в форме, лет под 50, и начала читать сопроводительный документ – приглашение от Музея Армии в Каунасе. Директор музея -  А.Поцюнас накатал приглашение на шикарном бланке -  с щитами, гербами и прочей атрибутикой – очень внушительно, и, как истинный «ариец», в нем  подробно расписал сценарий мероприятия, напр. «в 10-00 штурм и взятие центральных ворот»,  «в 12-00 взятие сейма», «в 14-00 занятие цитадели»,  «в 15-00 расстрел заложников» и далее в том же  духе. Эта дама в форме читает все это, и было видно, как волосы на голове у нее встают дыбом и приподнимают форменное кепи. Последняя фраза ее доконала – «Александр, я достал много пороха, привози пушку».  

- Где пушка?-  спрашивает.

- Вот, - говорю, и показываю, - в прицепе,  а списки, кого расстреливать в вашем сейме, Арвидас даст на месте, чтоб никого не пропустить.

Тут эта тетка разражается длинной тирадой по-литовски, хватает наши паспорта и убегает в дежурку. Стоявшие рядом два литовских пограничника аж  скрючились от смеха. Я к ним:

- Ребята, в чем дело?

Минуты через две, придя в себя, они ответили, что проработали с этой начальницей 10 лет, но такого от нее ни разу не слышали, и вообще, это был мастер-класс литовской матерщины, даже они на такое неспособны.

Нас встретили – приняли – разместили  как всегда, хорошо. Мероприятие для нас было в новинку – все действие проходило непосредственно на улицах города, и маршрут движения максимально соответствовал историческим реалиям. Все это со стрельбой (в т.ч. и из пушки), рукопашными стычками. Испуганные жители жались по стенам. Все было «супер», только местная полиция не сработала. Во-первых, не обеспечили пространство – по условиям (я сам читал) в определенное время некоторые участки улиц и площадей должны быть освобождены от транспорта (кстати, все действия с нашей стороны шли четко по графику, с точностью до минуты), но машин было навалом; хоть какой то ограды (хоть веревочкой) от зрителей не было; ладно взрослые – на них хоть рявкнешь, понимают, а мелочь – дети так под ногами и шарятся, полицаи стоят с открытыми ртами . Я смотрю, вроде – судя по погонам – какой-то высокий чин нарисовался, и наезжаю на него: «Вам, что, надо чтобы мы случайно (тут я поймал за шкирку мальца, который заинтересовался моим пистолетом и начал палец  в  ствол совать) кого-то пришибли, а потом вой поднять о «русских варварах»? Или  поцарапаем машину, которой здесь не должно быть?» Ну, и далее в таком духе. Он немного ошалел от такой наглости и напора, но меры принял – во всяком случае детей начали изолировать, да и на авто появились бумажки с предупреждением.  В  последствии  оказалось, что, несмотря на то, что царапины и вмятинки были, жалоб не поступило. Все время приходилось отгонять от пушки зевак, которым всенепременно хотелось заглянуть в ствол – как она стреляет. В конце концов, несмотря на то, что мы чуть ли не пинками  отгоняли зрителей от опасного соседства с нами, одна парочка умудрилась попасть под выстрел. Вывернулись из-под руки и прямо к стволу – смотреть как бабахает, хорошо, хоть чуть сбоку,  а затравка то  уже горит… Девицу глушануло конкретно, глаза закатились. Я на ее спутника наехал – куда лезли? Доигрались! Он ее в охапку и ходу. Все остальное было по высшему разряду. Была еще масса взаимных приколов, шуток, все и не опишешь. Но общие впечатления – самые хорошие. В 2014 были в Дялтуве. Выяснилось, что труднее всего не туда приехать, а от них уехать – прощания – обнимания – «еще на посошок!» затянулось на полдня. Но как приятно!

Теперь о Польше. Я с ними (польскими реконами) познакомился через белорусов (В.Павлова) и с 2003 по 2014 был там раз  30. Не знаю, как у кого, у моего клуба и моих бойцов с ними сложились самые милые отношения. Всегда – хороший прием, хорошие мероприятия, исключительно дружеское, взаимно-уважительное отношение. Никакого негатива, все спорные и скользкие исторические и политические моменты всегда решались цивилизованно, вежливо, в слишком острых случаях тема немедленно закрывалась. Что у них нравится: во-первых, общая организация, проколов не помню. Во-вторых,  они стараются проводить  мероприятия в конкретном историческом месте с соблюдением конкретных тогдашних условий. В той же Варшаве «Ночь листопада» начинается в 17-00, как и 180 лет назад, и движуха  идет от центра – Королевский замок – по всему Старому городу до Арсенала – со стрельбой и рукопашками.  Можете себе такое представить в Москве? В-третьих, после каждого мероприятия что-нибудь на память дают – диплом, грамоту, медаль, вроде пустячок, а приятно…

Каждое мероприятие описывать не буду, в принципе, они все схожи; буду останавливаться на интересных моментах. Как-то проходим на границе польскую таможню, отоварились в дьюти-фри. Важный такой пан таможенник посмотрел в мою сумку: « А не многовато  ли пан везет алкоголя?» «Как же иначе, говорю, в Варшаве -  пан Мехлинский, пан Жолковский, а пана Зарембу видели? 150 кг! А я им что: по 50 гр? кто ж меня после этого в Польше уважать будет?» «Пан может ехать!» что характерно, никого проверять больше не стали. Общее отношение поляков к нам было очень дружеское. Например, едем поездом из Гданьска в Варшаву. Заскочили в поезд на последней минуте, не успели  даже воды купить. Через некоторое время моя жена захотела пить, а ни буфета, ни вагона ресторана нет. Она жалуется мне, жажда замучила, плохо ей, а я что могу сделать? Тут один пожилой поляк достает из своей сумки непочатую бутылку минеральной воды – «прошу пани потестувати!  Оставте до сэбэ, шлях ще долгий!»...  

 Мероприятие по 1-ой польской кампании  по 1806 г. Йонково (Jonkowo) 15-16.03.08, едем в такси от Ольштына до этого местечка, время уже 19 часов (с поездами накладка получилась), приезжаем – местная ратуша закрыта, везде темно, все разошлись по домам, а у нас только адрес этой ратуши, что делать? Так этот таксист сам пошел по жилому сектору – звонил, расспрашивал и нашел войта (вроде как глава управы) и пока не убедился, что мы попали куда надо, не уезжал. Надо это ему было? Там же, уезжаю обратно в Варшаву один, свои дела были, на вокзале в Ольштыне  в кассе сунул сотку злотых  кассиру, взял билет, сдачу и пошел в город – время свободного было часа 3, покушать, город посмотреть. Возвращаюсь, до отправления поезда уже несколько минут, и уже перед лестницей  входа на перрон ко мне подбегает женщина, маленькая такая, что-то трещит по-польски и сует мне в руку 25 злотых. Я по польски-то понимаю, но когда быстро говорят, не всегда. Стоп, говорю, пани, давай медленно и сначала. Оказывается, это была кассирша, и она недодала мне сдачу и вот теперь дождалась меня, «а россиянскому пану эти гроши не лишними будут!» И убегает, я, как истукан застыл – не сразу дошло, а тут объявление – поезд Варшаву отправляется! Еле успел в вагон заскочить.  Вот вам вопрос: а это ей нужна  была такая заморочка?

В 2006 было дело в Варшаве. Прошли парадом по центру города, и зашли пообедать в открытое кафе. Я со своими бойцами – 5 чел. сели за длинный стол, заказали по паре пива, хорошего жаркого, сидим, кайфуем.  Напротив  сидят  два поляка, слово за слово, разговорились обо всем. Слышим, барабаны стучат, трубят сбор. Мы закругляемся, я зову официанта расплатиться – где-то 200 злотых. Официант подходит, я достаю деньги и тут эти двое с обидой – вы за кого нас принимаете? Вы у нас в гостях, уберите деньги, мы платим! Подчеркиваю – мы их видели в первый раз, а 200 злотых вполне приличные деньги, да и поляки эти на олигархов – миллионеров местного разлива не похожи...

В Пултуске дело было. Там решили заодно и выборы Королевы красоты устроить. Нам раздали памятки с именами. Я к Мачеку: ты хоть объясни, за кого голосовать? Он указал: вот номер 3 - Маргося, наш человек. Я к распорядителю, беру за грудки (за мной 15 бойцов), так, говорю, вот она – Маргося  должна победить, а то я этих – показываю на бойцов – удержать  не смогу! Море крови гарантирую, город  к чертям собачьим спалим. Маргося  действительно победила, дальше были танцы, ее на руках носили… в жюри была Беата Тышкевич, дама в возрасте, но порода, стать… Мы у нее буклеты  подписываем, она: а что, меня в России еще помнят? «обижаете!» -  говорю. У нее на этом мероприятии в секретарях был один их польских реконов Залесский, известный как «Остатний Жолнеж», у нас с собой шампанское  было; он бокалы принес, тут мой сын спрашивает: пап, а правда  это та самая Тышкевич? Ну, тут пани Беата помолодела сразу лет на сорок…

Уже часов в 20 вечера  возвращаюсь к месту размещения, на полпути тормозят два молодых – лет по 30- поляка, что за форма и т.д. Вроде все вежливо, я отвечаю. А не хочет ли пан офицер хорошего пива попробовать? вдруг от них поступает такое  предложение. У меня – кураж, а давайте, говорю, только грошей у меня нема! А мы тебе что-то про деньги говорили? Короче, начали с пива, потом номенклатуру употребленных напитков не помню.  В час ночи (или два?) последнее заведение, где мы были, закрылось, и они пошли провожать меня, т.к. я сам бы не дошел,  в чужом городе да еще ночью… довели меня до школы, где мы квартировали. На пороге стоит жена, вся взвинченная – где я, что со мной, уже собрали команду посылать на мои  поиски. На ее глазах мы с поляком начинаем прощаться, спотыкаемся и падаем.  Поляк (лежа на асфальте) «хто цо то есть?» я: «то есть моя жона» поляк: «розумем» и – и исчезает, как не было! Мне потом сказали, что он аж подскочил вверх и задал такого стрекача, любой чемпион позавидовал бы…..

Были в местечке Чарново под Варшавой – километрах в 30-ти;  мероприятие небольшое, обстановка чудесная. Вечером общий стол. К нам подсаживается охранник, парень лет 30. Начал ухаживать за моей женой, но как! Ясновельможная гоноровая шляхта отдыхает! будучи уже «готовым» стоя на одном колене целовал ей ручку, потом сообщил, что если кто ее или меня (он уже со мной тоже познакомился) обидит, то будет иметь дело с ним, после чего рухнул в кусты и заснул. Утром он долго извинялся. Потом ко мне подошел его начальник тоже с извинениями за его поведение, но я попросил его не наказывать, т.к. он был «настоящим шляхтичем», а то, что перебрал, так это я виноват…   

Там же  был прикол. Поляки организовали полевой лазарет; доктором в нем была настоящий врач, доктор медицинских наук. Вот после баталии к ней привели «пострадавшего», с разрубленной рукой. Кровь, стоны, сочувствующие сопровождающие, вокруг зрители. Доктор вещает: вот видите, все по – серьезному, кто не соблюдает правила безопасности – вот и  результат. Далее она осматривает рану и все комментирует – повреждено, рассечено и т.д. « Пострадавший» вопит от боли. Народ в шоке. Вот, говорит, допрыгался, орел, придется тебе  руку ампутировать. Кто-то уже в обмороке. Дальше пошел процесс ампутации – вопли, скрежет пилы по костям, кровища и т.п.  Женщины валерьянку  пьют стаканами… Докторица  все свои действия комментирует, показывает отрезанную кисть… тут еще кто-то в обморок грохнулся... и вдруг «пострадавший» весело оживает и всем машет ручкой, в которой зажата «отрезанная» рука… что было! Такого отборного русского мата от поляков обоего пола я  более  никогда не слышал…

В Остроленке было, 2011г.. В субботу, после «1-й части марлезонского балета» - общий стол, присоединились полицаи и армейские. А в 23-00 вынесли на большом блюде целикового поросенка, зажаренного с гречневой кашей…. добавьте сюда венгерское вино «Бикавир»… и за то, что мы на следующий день вообще вышли на поле, всем надо было дать «героев реконструкции».  

А в Цеханове? После баталии  в лагере накрыли столы,  подогнали машину с музыкальными колонками, звучит польская эстрада 30-х годов и… и  начинается ЛИВЕНЬ… Казалось все, вечер пропал, тупо напьемся и баиньки…И тут мы не выдержали – мы русские или как? и начались танцы под дождем!  К нам присоединились и поляки, дождь почти прекратился, трава мокрая, но! Но какой задор, кураж! У одного пана нервы не выдержали, сбегал домой и принес ящик самогона (разлитый  по бутылкам), откуда-то еще закусь образовалась – бигос  (тушеная капуста с мясом и грибами)…. Где-то только часа в 2 ночи (или позже?)  разошлись.

Ну, и маленький штришок к проведению «Ночи листопада» в Варшаве. С боем отступаем по улочкам Старого города; из темного переулка выскакивает группа повстанцев, размахивают саблями, рожи озверелые… Оттеснили меня в какой то переулок (я отчаянно отбивался шпагой), и сразу – сабли в ножны, появилась фляга –«нех пан потестуе, сам зробив,  добжий напой!» пан офицер естественно,  соизволил «потестувать» 150 гр., обнялись, поцеловались, вышли на свет и… глаза искры метают, сабли блещут, вид озверелый…  до следующего темного переулка -  «пан потестуе? а сальца?». К сожалению, последние 2 года политика все испортила. Надеюсь, скоро   пройдет.

 Чехия. Про 1995 я писал, повторяться не буду. До 2005 г. как-то не складывалось к ним приехать, хотя приглашали неоднократно.  Собрались, поехали. В тот раз сделали большой вояж – сначала приехали в Варшаву, приняли участие в «Ночи листопада», до четверга посетили несколько городов в Польше и Чехии, и вечером прибыли в Брно, Слатинские казармы. Перед этим прикол был. Тогда между Польшей и Чехией погранпост был, документы проверяли. Зашел я с документами в таможню, сидит в ней этакий «пан Швейк», морда хитрющая. «Что это за такой Аустерлиц? нету такого в Чехии!» Почитал сопроводиловки. «И оружие есть?» ага, говорю, есть. «А документов-то наверно, нету?» Нет, говорю. Хитро так посмотрел на меня: «Нету? Ай яй -яй, как плохо!  Ну, езжайте! только помните – это – Славков у Брна!»

В этих казармах расположилось более 3 тыс. реконов.  Нам, кроме всего, досталась большая – метров 40 комната. И тут моя  жена толкнула идею – сделать бал, приуроченный ко  Дню полка. Сказано – и вперед! Подключили литовцев, белорусов. Комнату преобразили – достали (прошлись по всем этажам) пару больших шкафов, из одного буфет сделали, один вроде как стенка разделительная. На пол паласы достали, одного бойца переодели в буфетчика, сделали соответствующие закупки и т.д., дамы все были в соответствующий платьях.  Вечером  начали – внос знамени, исполнение гимна полка, торжественное выступление командира (меня), речи и подарки гостей – Поляков, Литовцев, Белорусов, представителя из США, и проч.. Пели песни, потом начались танцы. Буфетчик в жилетке (моей) с подносом разносил  напитки… мы выставили охрану, т.к. началось паломничество всех, кто был на этажах нашего корпуса. Гуляли до глубокой ночи. Ну а утром – все на построение. На эту баталию меня назначили одним из командиров – всего  4 «армии», командиры армий  – чех, австриец, Соколов и я. Баталия прошла хорошо, все остались довольны. Артиллерийским расчетом командовала моя жена. Один штришок. Как раз напротив казарм был гастроном типа «пятерочка». Ну,  первый раз пошли туда, посмотреть, что к чему (не только мы, но и немцы, итальянцы и пр. публика). Продавцы на нас  пялились,   открыв рты. К вечеру они уже испуганно молча пробивали нам покупки, попутно открыв в магазине обменный пункт. Когда уже перед отъездом мы заглянули туда – взять чего-нибудь в дорогу (отъезжали вечером), испуганный персонал жался по углам практически пустого магазина. Пиво

осталось только безалкогольное (гадость), из поесть – только мороженое мясо и какое-то печенье. Все. Хорошо хоть разжились сухпайками у организаторов.   

 2010 г. запомнился снегопадом,  сперва не могли въехать в Прагу, вокруг всего города столпотворение, по обочинам машины, занесенные по крышу, у них такого лет 200 не было. Приехали на поле – местечко историческое – Тварожная, организаторы в ужасе – только вчера вечером расчистили все, а сегодня навалило по пояс, а вся техника пущена на расчистку центральных дорог,  кое-как расчистили небольшой плац, особо «героические» шли в «атаку» по колено в снегу. Один отряд кавалерии отважно пошел в обход по тылам, где наглухо и застрял, артиллерия тоже жалась у кромки поля. Потом отец-командир кавалеристов, приняв на грудь, радостно хвастался – «зато никаких потерь!» Бой прошел отлично , хотя было тесновато.

Весной 2013 г. были в г. Велки Тынец, небольшое местное действие, приняли, разместили хорошо.  Войнушка тоже хорошая. Вечером на офицерском банкете разговорились с чехами – одному 35 лет, другой чуть моложе меня – за 60 лет. Оба в один голос (ранее они знакомы не были) начали поносить демократию и ругать Гавела. Который пожилой,  сам себя ругал – я, тогда, в 88 г. тоже митинговал против вас, как же я был глуп!

Очень запомнилась поездка на Кульм  2013 г. Началось все не очень – за неделю до отъезда выпала группа из 8 чел., из-за этого стоимость проезда увеличилась. Доехали хорошо, разместили тоже, хотя до поля  довольно далеко, туда привезли, а обратно пехом по шоссе. Баталия была хорошая, на поле выдали «Кульмский крест». На обратном пути заехали в местный «Ашан» затариться. И тут оказалось, что даже  хорошо, что эти 8 чел. не поехали. Народ закупился по-полной, в салоне свободных мест не было (багажное отделение – под завязку). Один деятель набрал то ли 4, то ли 6 ящиков пива, дома разобрался – а оно безалкогольное. Кошмар.

Германия. Поехали на 190-летие Лейпцига, в 2003 г. В принципе все прошло хорошо, без особых напрягов и приключений, особо вспоминать нечего. Ну а дрязги с юбилейным  2013-м я частично уже описал. Повторюсь – когда организаторам  сообщили, кто есть кто, я тут же получил вызов на тех условиях, которые меня устраивали. По дороге туда в Польше мы заехали во Вроцлав. Очень интересный город. Один прикол очень понравился: по всем углам зданий на Рыночной площади (где Ратуша) были маленькие – высотой 30 см – скульптурные  бронзовые группки гномиков в разных одежках и разных занятиях – и портные, и солдаты, и трубочисты, кто-то по лестнице лезет в окно и т.п. Некоторые у входа в здание, кто-то на подоконнике… После многие из наших специально обследовали все закоулки в поисках гномиков.

Приехали в Лейпциг, разместились в больших армейских палатках. По организации. Откровенно говоря, такого бардака я от немцев не ожидал. Я потом высказал все Франку Хюблеру, он со мной согласился. В расположении моей группы появился представитель комендатуры от Вальковича  Акунов В., разместился в моей палатке, в принципе нормальный мужик; но зачем он был нужен  мне? В субботу в 9-00 Акунов пришел в мой лагерь с каким-то немцем. Оказывается, он отбирал представителей клубов, у которых были идентичные старинным знамена,  для вручения памятных лент. Я вспомнил, что еще летом Хюблер меня об этом спрашивал и я дал ему свое согласие.  Акунов, ссылаясь на распоряжение «штаба МВИА», привел с собою девушку из Клайпеды с фаньоном,  взял знамя Московского (они приехали со мной) полка и Брянский пехотный полк – естественно, со знаменосцами. А я? Акунов: Насчет тебя распоряжения Вальковича не было. Что-то мне подсказало, что здесь что-то не так. После недолгого препирательства немец дал разрешение и мне брать знамя – типа,  если ничего не дадут, твои проблемы. Приехали в пригород, км за 15 от города, там раньше была штаб-квартира союзной армии. Было все «по-взрослому» - торжественный караул, сплошные погоны-эполеты-аксельбанты, в т.ч. и современного Бундесвера,  военные атташе и прочая публика. Бродили какие-то потомки эмигрантов, но к нам не подходили (может в знаменах не разбирались?), смотрю, в углу какое-то чучело стоит. Пригляделся – да это Горбунов из Бородинского музея,  напялил на себя какое-то старое пальто, солдатскую папаху обр. 1914г.,  сапоги  кирзовые укороченные, с застежками, на «богатырской» груди куча юбилейных медалей. Добавьте сюда нечесаную бороду – и вот портрет «Московского ополченца». Окружающие его за местного бомжа принимали.

Но самое интересное не это. Когда стали выстраивать колонну для прохождения и дальнейшего получения наградной ленты, выяснилось, что еще месяц назад организаторы издали приказы по разным объединениям – французам, немцам, русским и пр. армиям о том,  кто конкретно получает наградную ленту. В приказе по русской армии  был указан  мой полк под номером 1, Московский и какой-то егерский, по- моему, чешский. Ни Клайпеды, ни Севского (брянского) не было. Награды вручали: потомок Блюхера и кто-то из потомков германской императорской фамилии. Естественно, барабаны, туш,  «хох!»  Очень душевно. Брянский знаменосец стоит со слезами на глазах – ему-то облом! Девушка из Клайпеды тоже плачет. Наобещали и – фига  с маслом... Маленькое отступление. У меня на груди – Кульмский крест, точная копия прусского Железного креста. Все немцы, особенно  кто в форме (в т.ч. и современный Бундесвер), смотрят на меня с уважением. Ну, я к организатору всего действа - «войдите в положение!», стучу себя в грудь.  Мне удалось уговорить его, и  он выдал награду брянцам «в порядке исключения». Ну а за Клайпеду, говорит, пусть их главком и просит, это Литва, ты-то тут при чем? Вернувшись в лагерь  я наорал (зря, конечно, но уж больно злой был) на Акунова, что он мозолил мозги? он оправдывается, что  никакого приказа он не видел, что ему Валькович сказал, он то и выполнял. Ну, ситуация прояснилась – организаторы в лицо почти никого не знают, на знаменах того времени наименования полков не писали, по цветовой гамме не определишь, особенно чужую армию,  главное – количество. Вот тут и возможность есть  подлянку  Гапенко устроить – фиг  ему, а не награду. Мелко, но в духе Вальковича.

На следующий день – битва. Ни объявления, никакой официальной информации, куда идти? Представитель МВИА Акунов тоже убежал. Но! Зря что ли в армии служили! Построились и – вперед, нас с белорусами под сто человек, другие какие-то формирования, не только русские, в общем, колонна получилась не маленькая. Пришли, нашли, разобрались, встали в центре – рядом стояли подразделения Ульянова, Белова, маячит «нач. штаба МВИА» и еще какие-то приближенные к Вальковичу. Сразу надо сказать – всех войск было под 6 тыс. (может больше), артиллерии под сотню, впору настоящую войнушку устроить. Впечатляет! А тут раз - «явление «Христа» народу» - Валькович на коне приперся. И сразу ко мне - «решением штаба МВИА   ваше место не здесь!» Тут  меня понесло…  Для начала я ему пояснил, что если они что-то решают насчет меня, рекомендуется  было бы и меня пригласить на это «заседание», а так идите со своим решением на… лесом! Стоять буду там, где посчитаю нужным! «Нач. штаба» стоит потупив глазки.  Ну а потом я спросил про знамя, и тут Валькович, в присутствии Акунова,  заявил, что ни он, ни «штаб»,  никаких распоряжений по этой ситуации не давали, все это самодеятельность  Акунова. У Акунова глаза на лоб вылезли, челюсть упала… Я Акунова  немного знаю, он  не ангел, но на такую самодеятельность абсолютно не способен. Тут уж я посоветовал «генералу» убираться подобру-поздорову, «во избежание сбрасывания с коня и втаптывания в грязь». Все окружение – Аршинов, Ульянов, Акунов  и пр. безмолвствовали.  Валькович гордо ускакал.

 Ну а дальше началась баталия! Я договорился с правым флангом – австрияками, благо их командира хорошо знаю, и мы в свое удовольствие повоевали.  Рассмешил очередной прокол организаторов – на левом фланге (от нас) появилась русская кавалерия на детских игрушечных лошадках (палка с головой лошади) и с радостным «и-го-го!» атаковала французов. Оказалось, что на них просто не хватило лошадей, но узнали они об этом только перед баталией (спрашивается, где был штаб МВИА?). Стыдуха… Но на нашем фланге было все хорошо, отвоевали и парадным маршем мимо трибун. Вечером погрузились в автобус, приехали в Прагу, пробыли сутки и без приключений вернулись домой.

Запомнилось несколько моментов. По приезду в Лейпциг пошли мы – я  с А.Бондаренко – в  город, посмотреть, что к чему.  Идем по улочке, вдруг видим надпись: «Музей КГБ». Как не зайти? Зашли, помещение метров 20 – администраторская и кассовая, по стенам соответствующие плакаты, стол предвоенного образца, на стенах ППШ, какие-то вымпелы и т.п. символика, в общем, классический антураж. За столом с зеленым сукном, телефоном обр. 1946 г., сидит какой-то Ганс в гимнастерке, галифе, сапогах. Мы к нему: посетить можно? (он русский понимал).  Да, говорит, вот тариф – с экскурсоводом, без,  пенсионерам и учащимся скидка! Тут Бондаренко достает удостоверение «Ветеран КГБ»: А ветеранам КГБ скидка есть? Я тоже достал - «карту москвича» - а ветерану спец. подразделений? Что было дальше – не  описать!  У Ганса челюсть отвалилась, руки задрожали, то встанет, то сядет, то начинает телефонный диск крутить, то ящики стола двигать, то бумажки на столе перекладывать... Мы стоим с каменными лицами:  «Что ж, Александр Васильевич! не уважают здесь нас, что-то с памятью у них плохо!» С Ганса пот льет: да нет, да я, да вот, да сейчас директору позвоню, да сей момент все решим! Мы, гордо расправив грудь: Нет,  нас здесь, тов. полковник, не уважают! Точно не уважают,  тов. капитан, зайдем в другой раз!  Уже выходя из дверей, Бондаренко повернулся и с ударением, угрожающим тоном произнес:  «До скорого, мы еще вернемся!» Надо было видеть лицо этого Ганса с телефонной трубкой у уха… запахло кое-чем..  Судя по всему с ним еще что-то случилось… На следующий день гуляли по городу уже в форме. Возле какой-то кирхи остановились посмотреть. Подошел к нам герр лет 65: «Вы из России?»  Оказалось, он служил в армии ГДР, ностальгирует по тому времени, форму любит, но нашего увлечения не понимает, спросил, зачем мы «пляшем на костях». Ну, и мы с ним на разные темы заговорили – все очень уважительно, с пониманием позиции каждого. Тут к нам присоединился еще какой - то герр,  мы сначала думали, это его знакомый, потом видим – нет, тем более, он начал наезжать и на нас (милитаристы), и на Россию (агрессор, угнетатель), и что нас всех надо прижать и т.д. Я чувствую, сейчас клиент в лицо огребет, тот немец тоже как-то нахмурился, этот герр видимо все понял, и что-то вякнув, исчез. И тут наш визави выдал: «Не обращайте внимания, это не настоящий немец, это типичная продажная, либерастная, гнилая интеллигенция!» Мы с Бондаренко аж  дара речи лишились, услышав такое в центре Европы.  Вечером пошли искать магазин: наши подразделения стояли в парковых зонах, на отшибе – в принципе правильно – где еще спокойно разместить несколько тысяч людей. Но выпить-закусить то  хочется, идем, по сторонам смотрим. На другой стороне улицы группа молодых немцев с десяток; машут нам руками: «Комм, комм зи мир бите!» Что им надо – непонятно, но подошли. «Руссланд?» «Я, Я», - говорю. Тут один сует руку в карман и достает горсть пуль: «я их накопал на поле, вам подарок!» (естественно, на очень ломаном русском, но мы поняли правильно).  Указали нам и путь к круглосуточному магазину. Мы затарились, и на обратном пути с ними пузырек раздавили. Тоже, вроде ерунда, пустяк, а приятно!

Последующие приглашения в Германию (и не только) с 2014 г.  не были реализованы по объективным бытовым причинам – очень дорого…

 Бельгия. Про «Ватерлоо -1990» и «Ватерлоо – 1995» я выше писал. Следующее приглашение я реализовал уже в 2010 г. Все прошло как обычно; единственные неприятные моменты: кормежки не было вообще, устроили на территории лагеря что – то типа харчевни, но цены! Бутылка пива – 7,5 евро, точно такая же в магазине через дорогу – 2,5 евро, ну и все остальное так же. Вспомнилась Польша – там, когда в какое-либо заведение входишь в форме,   тут же объявление: кто в форме – пиво - 3 злотых (тогда как  остальным – 5 злотых), и, как правило, на сделанный заказ скидку 10-15% дают. Европейское  жлобство до поляков пока не дошло.

 Ну, и прикол! Уже приготовились к отъезду, ждем автобус. Вещи подтащили к стоянке, площадка возле фермы Угомон. Тут  Ромашевский А. решил «отлучиться». Когда он исчез из поля зрения, мы (но идея была моя!) открыли его рюкзак, и в середину положили камень – размером в человеческую голову, я его выломал из фундамента этой фермы, постройки не позднее 16 века, и прикрыли другими вещами. Всю дорогу, пока он не выгрузился на полпути до Брянска, его там машина ждала, мы все интересовались – не тяжела ли ноша? На что получали ответ: своя ноша не тянет! Только потом, через день, когда я был уже дома, он позвонил…. потом, конечно, посмеялись… Он говорил: тащу рюкзак, аж спина отваливается,  думаю – совсем ослабел, пора лечиться… Потом полчаса на тот булыжник смотрел, пока дошло, чья работа. Сейчас смешно, а что было бы, если бы на границе начали досматривать (и не важно, чьи пограничники)? Я ему: «Ну, камень твой, ты же скульптор, объяснил бы… а теперь у тебя сувенир, которого нет ни у кого в России». Хотя и лица таможенников представить можно при виде такого «сувенира» - ни под одну статью (параграф) не попадает…  

 С «Ватерлоо – 2015» с их стороны, Бельгийской,  конечно, некрасиво получилось…  Сперва – приглашение, присылайте заявки, заявку получили, вы зарегистрированы,  а потом – вас (подразделения Русской Армии) здесь не ждут…

 Франция. В 2002 г. приехали в Булонский лагерь. Местные красоты описывать не буду – читайте путеводители. Запомнился отлив – это вам не на Черном море – 0,5-1м; тут дно обнажилось метров на 60 или больше; собирали мидий, крабов  варили и ели.

 На обратном пути, естественно, Париж. Увы, тогда, в 2002, это был грязный, город, грязные бомжи (куда там нашим с 3-х вокзалов!) прямо на улице, на матрасе «любят» друг друга,  пьют, гадят, полиция ходит – ноль внимания! У нас был один боец, качок, гулял по вечернему городу,  забрел на Плас Пигаль. Стоит,  глазеет вокруг. Подходит к нему какой-то тип, что-то спросил и…  хватает его за чл..н! Как в последствии оказалось, он стоял рядом с местом, где педики  кучкуются. К счастью для них (педиков), на его матерщину выглянул какой то эмигрант – понявший в чем дело, отвел его в сторону и показал ему дорогу к автобусу. Всю дорогу до Москвы он возмущался: «меня!! педик!! и за х…!! поубиваю!!»  

 В 2006 г. был выезд в Морман.  На поле «битвы» устроили редут из пакетированного сена, внутри – наша пушка, палим во все стороны. Все сражение и вращалось вокруг нас. Привезенная Вальковичем группа из 20 чел. толкалась между собой где-то в дальнем углу и в общей баталии не участвовала. Снова заехали в Париж. К описанному выше (2002 г.) добавилось большое количество негров и выходцев их Юго-восточной Азии. Скоро там и  природных французов не останется. А так – обычная поездка, ничем особенным не запомнилась.

Часть I

Часть III

Категория: Статьи | Добавил: Алина (27.07.2016)
Просмотров: 96
Вход


Новости
[25.02.2015]
"Честь мундира" - фильм ООО ТРК "Плеяда", 2015 год
[04.06.2013]
2012-й ЮБИЛЕЙНЫЙ
[29.07.2013]
Rekonstrukcja bitwy o Czarnowo. 27.07.2013
[27.07.2016]
«Бойцы вспоминают минувшие дни…»
[30.01.2008]
Знаменательные события
[11.10.2009]
Мои любимые куколки
[04.06.2013]
Награда


Клубы ВИ реконструкции

наша кнопка


Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Сегодня были на сайте



leibgrenader © 2008
Хостинг от uCoz